daria radchenko

работа на вебку

Современным женщинам доступны любые профессии. Мы собрали лучшие специальности, которые точно понравятся девушкам! Современным девушкам доступны любые профессии. Мы собрали лучшие специальности, которые вам, девушки, понравятся! Девушки стремятся получать престижные профессии, становясь дизайнерами, PR-менеджерами, клиническими психологами, отельерами, но рынок труда нуждается и во врачах, менеджерах по персоналу, учителях, социальных работниках и т.

Daria radchenko план работы с девушками

Daria radchenko

Если в какой-то момент у нас появится проект с миллионами строк и данными разных типов данных, тут уже понадобится data-аналитик. Размеченные данные с геотегами накладывают на карту города. Так можно увидеть, как фотографии распределяются по территории города, где самые востребованные места, а где «слепые пятна», где люди проводят время в разное время суток, куда и зачем они приходят зимой или летом и так далее.

Перед проведением Чемпионата мира по футболу в году КБ Стрелка разрабатывала дизайн-проекты благоустройства общественных пространств в Калининграде. Когда мы проводили предпроектный анализ, встал вопрос — какие городские пространства предпочитают молодые пользователи. На карте мы видим количество фотографий, cделанных в разных частях Калининграда. Благодаря цифровым следам стало наглядно видно, какие зеленые зоны воспринимаются жителями наиболее позитивно.

В итоге мы получаем количественные и качественные данные, которые нам позволяют сформулировать некоторые гипотезы о том, что происходит в городе. Дальше эти гипотезы можно проверять при помощи разных методов: массовых опросов, глубинных интервью и так далее. Важно, что работа цифрового антрополога — это скорее разведочные исследования, которые не столько дают ответы, сколько формулируют сами вопросы.

Проводя прикладные исследования в рамках конкретного проекта, мы должны очень быстро, очень чётко сформулировать, что конкретно хотим узнать о городе, где у него могут быть проблемы, в какой точке на какой улице стоит что-то изменить, что здесь может быть важно для городских жителей — и с этими гипотезами приехать в поле, чтобы их проверить, а иногда и опровергнуть. Это карта небольшого города Шерегеш. Он знаменит прежде всего своим горнолыжным курортом.

Значит ли это, что вне сезона жизнь в нем замирает? Нашей задачей было выяснить это. На карте мы видим, что летом его фотографируют не менее активно голубые точки , чем когда на склонах лежит снег фиолетовые , а подъемник становится своего рода летним аттракционом. Оттуда открываются отличные виды для кадров. Это важный вывод и для других похожих городов: вне сезона горнолыжная инфраструктура тоже может приносить прибыль.

У всех цифровых следов есть ограничения. Например, селфтрекеры, такие как Strava , могут много рассказать о том, где люди ездят на велосипедах в мегаполисе, но практически ничего — о малых городах. Там такие гаджеты мало используют. То же самое можно сказать и о других типах цифровых следов: все они сильно зависят от особенностей конкретного города.

Например, от того, есть ли там бесплатный Wi-Fi в общественных местах, достаточно ли у жителей средств на покупку смартфонов и от проникновения той или иной социальной сети. В некоторых городах больше востребован «Вконтакте», в некоторых — Instagram, а в некоторых горожане и вовсе отдают предпочтение мессенджерам. Цифровые следы рассказывают нам не обо всех жителях города. В основном они показывают, как пользуются городом сравнительно молодые и обеспеченные горожане.

Именно поэтому во время полевых антропологических исследований мы проверяем наши гипотезы, работая с самыми разными группами горожан. Мой любимый пример неочевидных точек притяжения мы получили, проводя исследование для программы «Моя улица». Помимо всего, мы смотрели, что происходит на площадке у метро «Смоленская» рядом со Старым Арбатом. Оказалось, что там есть городской объект, который по числу фотографий в соцсетях конкурирует с московскими высотками.

Это корова в натуральную величину, рекламирующая сеть «Му-Му». Любовь к ней объясняется просто: это объект человеческого масштаба, с которым можно как-то взаимодействовать на фото — подойти, обняться, погладить, посадить на неё ребёнка.

Таких объектов людям часто не хватает, а они нужны, чтобы чувствовать город своим, сомасштабным. Цифровых антропологов в России не готовят. В основном в профессии заняты те, кто получил базовое социологическое либо антропологическое образование. Неожиданно, но в наших исследованиях успешно участвуют и специалисты с экономическим образованием — по-видимому, потому, что обладают дисциплиной обращения с данными. За рубежом одна из самых сильных программ digital anthropology есть в Университетском колледже Лондона UCL.

Ею руководит Дэниел Миллер, известный цифровой антрополог. Поскольку цифровые антропологи могут заниматься очень разными вещами, от антропологии компьютерных игр до изучения цифровых следов, общее требование к представителям этой профессии одно: знание антропологической теории и владение методами качественных исследований.

Исследователю цифровых следов, кроме этого, полезно понимать, как устроены разные типы данных, и владеть методами количественного анализа. London and New York: Berg, Цифровая антропология. Хизер Хорст и Дэниел Миллер Сборник «Цифровая антропология» под редакцией Хизер Хорст и Дэниэла Миллера обязательное чтение для всех, кто интересуется этим научным направлением.

Под одной обложкой собраны и программная статья самого Дэниела Миллера, и статья Лэйн ДеНикола о геомедиа, и текст Елены Каранович о политике шеринга в интернете. Ад Маргинем, Язык новых медиа. Лев Манович. Daria Radchenko updated her profile picture: 20 Sep Daria Radchenko pinned post 19 Feb Давайте мы все будем немного добрее Вокруг нас все расцветает. Unnamed Road, Rumbrem. Daria Radchenko pinned post 17 Feb Люблю тебя, жизнь, бесконечной любовью я в Индии.

Не знаю, как тут очутилась, правда, не знаю звезды сошлись, и похоже это именно то место, где мне сейчас нужно было оказаться, не иначе Вот он этот прекрасный ветер и шум океана. Лежу, смотрю на волны и читаю хорошую книгу. Я одна. Это день мечты, я спокойна и счастлива. Мне сегодня 25 Закрой глаза и выдохни. Daria Radchenko pinned post 2 Feb Daria Radchenko pinned post 18 Jan Каждый день - это счастье. Daria Radchenko pinned post 3 Jan

МОКРАЯ СЪЕМКА

Мешки для мусора на 90 120. Мешки для мусора на 90 120. Мешки для мусора на 50-60-70 л.

Мне работа парень модель это

Please note that the intellectual property rights to stream such events are usually owned at a country level and therefore, depending on your location, there may be certain events that you may be unable to view due to such restrictions. You can find us in all stores on different languages searching for "SofaScore".

Install SofaScore app and follow all Daria Radchenko matches live on your mobile! Badminton International Daria Radchenko live score, schedule and results - Badminton. Daria Radchenko. Receive notifications for all games of this team. Follow 0 followers. He told Russian media outlet Saint-Petersburg. I was cleansing our society of such people. He liked computers and was an aspiring producer of "witch house", an electronic music genre with occult themes.

A former psychology student, the impression given by the media was that he had used highly developed tactics to manipulate teenagers into killing themselves. He said he had created the game in under the name "f57", combining the sound of the start of his name, Philipp, and the last two digits of his phone number.

On 10 May he pleaded guilty and was sentenced to three years in prison. It seemed like an open-and-shut case. Further investigation, however, has revealed that little about the Blue Whale challenge was quite as straightforward as it seemed.

It was May but it was very gloomy. Berg, an investigative journalist at Meduza, a Russian-language independent media organisation, decided to dig deeper. His research took him to Sergey Pestov, the father of one of the girls who died around Christmas They produced a brochure. This is the same number that was first quoted in the Novaya Gazeta piece. In a story shrouded in rumour and hearsay, this figure is one of the very few widely reported "facts".

But even though it is still being used by many news outlets, the figure is tenuous. According to Evgeny Berg and Meduza, it originates with a parent trying to unravel the reasons behind a personal tragedy. The Novaya Gazeta article has been viewed over one and a half million times, according to the paper. She rejected the claim that her report relied on a single flawed statistic. This is absolutely wrong.

It was based on the conclusions of over parents who lost their children. The father of the girl who died just helped during that period of time. I checked many things. Mursalieva had worked on the story for months and included interviews with the parents of deceased children and experts in law and psychology. But despite the considerable column inches dedicated to the "challenge" over the years, not a single suicide has so far been proved to be linked to these groups, neither by journalists nor police.

How can it be confirmed? That seems to be the crux of it. How can the cause of a suicide ever be "proved"? It might be more accurate to say that teenagers suffering from depression, some of them suicidal, could be drawn to groups that deal with that topic. These same children may use similar images, like blue whales, to articulate their feelings online. With its surreal memes and creepy stories that blur fact and fiction, the subculture of teenage messaging boards is easy for adults to misinterpret.

When she and her colleagues entered the online groups alleged to be connected with the Blue Whale challenge, they found something strange. Far from being manipulative adults, all the curators seemed to be just kids who had read or heard about the game.

Arkhipova says that the "curators" she came across online were copycats, acting out step by step the parts of a game that was being widely reported in the press. But where does that leave the story of Philipp Budeikin, the man who confessed to creating the game?

Oddly, it might have something to do with his music career. Friends of Budeikin, speaking to the investigative journalist Evgeny Berg, disputed the claim that he is an evil mastermind. In fact, they say that he filled online groups with "shock" content related to Rina Palenkova and suicide in order to get as many followers as possible - and then advertise his music. It is a common practice on VKontakte, where people exploit access to a large amount of followers to advertise other projects or sell products.

When Budeikin was arrested, there were 15 charges against him. By the following month, all but one had collapsed. The truth at the heart of the Blue Whale challenge is surely both more sad and more mundane than the breathless articles might have us believe. It has one of the highest rates of adolescent suicide in the world. Yes, some teenagers appear to have been drawn into online forums where suicide was being discussed. And in those forums, blue whale memes were being shared.

But the idea of a sinister game, one that slowly roped in vulnerable teens and led them down an increasingly tortured path to suicide, seems to be a simplistic explanation for a complex problem. There is no silver bullet for tackling suicide amongst teenagers. Nor is there a bogeyman that can be locked up to prevent it. Do you have a story for us? Email BBC Trending. Story by Ant Adeane. More from Trending: Smartphone users warned to be careful of the Antichrist.

All our stories are at bbc. The final challenge? A demand that the user kill themselves. Hundreds of deaths were reported to be linked to the so-called "suicide game". Origin story. The story of the Blue Whale challenge began with Rina Palenkova.

Часто автор как найти работу девушке в ростове великолепная

Мне стыдно за… VS я горжусь…: история как обвинение и оправдание в публичных политических акция перевод французской статьи. Social and Cultural Anthropology and Political protest and resistance. Рукописные "святые письма": между отправителем и получателем.

Жизненный цикл мема в чайках, бакланах и уточках. Наша статья - о формировании индексов в анекдотах это один из вариантов мема , и какую роль эти индексы играют в увеличении солидарности и в возникновении протеста. Folklore , Performance , and Feasting. Статья о том, почему в году все начали писать на дверях магазинов "здесь Обама не обслуживается" и "пни Обаму". Радченко Д. Совокупность любительских фотоснимков в сети является одновременно фактором, формирующим представление о некотором городском пространстве, и отражением априорных представлений о нем определенных социальных групп.

Анализ большого массива Анализ большого массива пользовательских фотографий в сети при помощи сочетания качественных и количественных методов позволяет не только описать типичные практики любительской фотосъемки, но и увидеть территорию глазами ее посетителей, определить связанные с ней ключевые интересы, значимые объекты, «слепые зоны», проблемы, ограничивающие пользование территорией и т. В статье показаны методы и подходы к анализу массивов любительских фотографий на материалах исследования отдельных территорий г.

Архипова, Д. Internet Studies and Social protests. Ахметова, Н. Петров, О. Христофорова отв. Рукописные "небесные письма" в России XIX в. Такие широко распространенные фольклорные явления, как «святые письма», могут неодинаково оцениваться их носителями, принадлежащими к различным социальным слоям. Нередки ситуации, когда приписываемые определенной группе причины и Нередки ситуации, когда приписываемые определенной группе причины и мотивации участия в этой практике значительно отличаются от рефлексии представителей этой группы.

Одним из характерных примеров является бытование практики распространения «святых писем» в среде советских детей младшего и среднего школьного возраста в контексте формирования медийного фрейма о ребенке как жертве воплощенной в «святых письмах» религиозной пропаганды. В статье сопоставляются фреймы медиа, массовой атеистической и педагогической печати с представлениями детей о практике и о себе как ее носителях, отраженными как в синхронных бытованию текстов свидетельствах, так и в воспоминаниях о них.

Архиповой, Н. Детские игры в «левитацию» известные в России как «панночка помэрла» представляют собой практику, распространившуюся по всей территории СССР и бытовавшую на протяжении нескольких десятков лет. В последние годы практика переживает своего В последние годы практика переживает своего рода новое открытие: ее неоднозначность и мистическая окраска провоцирует бывших носителей традиции активно обсуждать игры в левитацию в интернете. В ходе обсуждения не только воспроизводятся игровые тексты, но и актуализируется информация о практике и ее носителях, свободная от влияния собирателя.

Однако использование этих материалов в исследовательской практике ставит ряд методологических проблем. В интернете складываются своеобразные дискурсивные практики воспоминания, которые подчиняются определенным принципам. В зависимости от цели данного сообщества, может изменяться набор и последовательность воспроизведения значимых для участников характеристик практики, способы рационализации и «де-рационализации» практики, формы вербализации солидарности, акцентирование вопросов памяти.

In the last years the practice is widely discussed in the Internet. As a result, hundreds of testimonials by people of different generations and localities are produced. These spontaneous texts are free from specific influence of research situation and researcher personality and therefore seem to solve the problem of authenticity of folkloristic sources. Yet the usage of these testimonials in a research sets forward a number of methodological issues.

Among the limitations imposed on authenticity of information key issue is situation of public recollection in specific contexts of various web resources. It results in forming of a specific discourse of remembering aimed more on reinforcing group identity than on actual reconstruction of a childhood practice.

Fan4Fun: интернет-мемы как фактор формирования сообществ more. Одно абсолютно счастливое письмо: к вопросу о распространении фольклора в интернете more. Историческая реконструкция: нормативное пространство и фольклор субкультуры more.

More Info: в соавторстве с Писаревым А. Сетевой фольклор как способ осмысления актуальной реальности more. Folklore , Internet Studies , and The Internet. Логика виртуального протеста: неделя после выборов more. More Info: соавт. Internet Studies , Subcultures , and The Internet. Идеология, контркультура, фольклор: рок-опера "Мересьев" как текст и миф more.

Конструирование "исторического" в процессе сетевой коммуникации more. Бородатый баян с лопатой: реакция на неактуальный текст в устной и сетевой коммуникации more. Simulating the past: Reenactment and the quest for truth in Russia more. Reference to the past is a significant part of the postmodern situation, where historical texts are quoted, interpreted and re-used, mostly in popular culture. The latter activity is characteristic for a number of contemporary youth subcultures. These subcultures living history and reenactment groups, role-play game groups, Tolkien fan groups are engaged in different practices of reinterpreting and reenacting of the past primarily the Middle Ages Their activities combine constructing mythical reality, and making material objects costume, weaponry, etc.

Both fantasy and historical texts are seen by members of these subcultures as a flexible blend of signs, which the members of subcultures feel free to manipulate. Thus the produced material objects and reenacted practices are simulacra, referring not to the reality of the past, but, finally, to the texts about texts about the past. The people involved in these activities mostly realize they produce simulations.

Some are contented with this situation as far as material simulacra correspond with textual simulacra. This seems to be quite symptomatic for contemporary culture: we do not only construct the most desirable image of the past; we also develop material production of it. Skip to main content.

Log In Sign Up. Download Free PDF. Тарту, Alexandra Arkhipova. Daria Radchenko. Mikhail Alekseevsky. Anna Sokolova. Dmitry Gromov. Maria Akhmetova. Elizaveta Semirkhanova. Мария Головина. Mikhail matlin. Струкова Николаевна. Irina Ksenofontova. Download PDF. A short summary of this paper. Техническое оформление и печать книги осуществлены при поддержке Эстонского институционального исследовательского гранта Религиозные и нарративные аспекты фольклора.

Дмитрий Громов, российский антрополог, занима- ющийся изучением молодежной культуры, заканчивал работу над новой монографией, посвященной уличным политическим акциям в современной России. Дописывая монографию, Дми- трий Громов в заключениe кон- статировал, что после выборов г. Шествие по Большой Якиманке 4 февраля г. Фотография М.

Алексеевского 1 Название статьи отсылает к плакату Ты пришел протестовать или плакаты разглядывать? В свою очередь, лозунг с плаката был заимствован из протестных акций сербских студентов против режима Слободана Милошевича в — гг. Буквально через несколько недель после того, как эти строки были написаны, в Москве прошли многотысячные митинги против фальсификации выборов в Государственную Думу. Выпуск уже готовой монографии пришлось срочно задерживать и полностью переписывать заключениe.

В итоге книга вышла в свет только год спустя [Громов b]. Несмотря на то, что даже среди профессиональных политологов почти никто не смог предсказать столь бурного всплеска протестной активности, исследователи самых разных специальностей гуманитарной науки весьма оперативно среагировали на происходящие изменения и начали вести ис- следовательскую работу на митингах. Насколько нам известно, первыми собирать материал по протестным акциям «За честные выборы» начали исследователи из РГГУ Мария Головина и Елизавета Семирханова, кото- рые составили вопросник и провели опрос выборка составила более человек уже на первом многотысячном митинге на Болотной площади 10 декабря г.

Вскоре количество специалистов, занимающихся изучением протестных митингов, возросло многократно. Объединив- шись ради изучения протестных митингов, группа социологов, философов, художников, инженеров, психологов, филологов, молодых специалистов и активистов начала проводить интервьюирование на уличных акциях про- теста, впервые проявив себя во время митинга на проспекте Сахарова 24 де- кабря г. На этой же акции протеста работала и другая исследовательская группа под руководством фольклориста Андрея Мороза, поставившая задачу максимально полно зафиксировать все формы визуального оформления протеста наибольший интерес у них вызывали самодельные плакаты участников митинга ; на нескольких петербургских митингах данной работой занимался Вадим Лурье, фотограф и специалист по визуальной антропологии.

Серию интервью с людьми, которые пришли на проспект Сахарова с самодельными плакатами, проводили Михаил Алексеевский и Наталия Клим. К исследовавшим социальный состав участников протестных акций Марии Головиной и Елизавете Семирхановой присоединилась антрополог Анна Соколова. Совместно они смогли привлечь в свой исследовательский проект дополнительных интервьюеров, поэтому на проспекте Сахарова количество опрошенных людей выросло в 2 раза.

Впрочем, на этот раз у маленькой исследовательской группы были серьез- ные конкуренты: по заказу оргкомитета митинга социологические опросы участников акции проводили «Левада-центр» и ВЦИОМ [Митингующие ; Опрос ]. Как создавалась эта книга 9 Общим местом стало утверждение, что массовость протестных митин- гов зимы — гг.

Не меньшую пользу Интернет принес и исследователям, которые с его помощью начали координировать собирательскую работу и делиться полученными материалами: 16 декабря г. Андрей Мороз создал в социальной сети Facebook тематическую группу «Фольклор Снеж- ной революции»2, где энтузиасты начали собирать и систематизировать материалы по антропологии протеста, собранные на митингах или обна- руженные в Интернете [Facebook]; 28 декабря г.

Вадим Лурье создал сайт, основанный на технологии MediaWiki, позволяющей пользователям самостоятельно добавлять и редактировать контент фотографии с митингов и описания к ним [24december]. После каждого митинга исследователи загружали в группу собранные материалы, обсуждали их, определяли стратегию и тактику дальнейшей исследовательской работы.

Исследования именно этой группы легли в основу этого сборника. Актуальность и общественное значение подобных «оперативных» иссле- дований побудило участников проекта попытаться в максимально короткие сроки представить обществу первые результаты своей работы. Научный журнал «Антропологический форум» согласился опубликовать эту подборку в ближайшем номере своей электронной версии. Тем временем Вадим Лурье готовил книгу «Азбука протеста: народный плакат. По материалам 15 митингов и акций в Москве и Санкт-Петербурге», научно-популярное издание, пред- ставляющее фотографии самодельных плакатов и прочих форм «наглядной 2 События зимы — гг.

Однако сам термин первоначально возник в связи с протестами в Южной Осетии, посвященными спорным результатам президентских выборов, 27 ноября г. Журналист газеты «Коммерсант» Заур Фарниев вел в cоциальной сети Twitter транслацию об уличных протестах, снабжая их хэштегом снежнаяреволюция. Снеж- ная. Должно продлиться до марта. А там — как Бог даст.

Я убежден, что если несколько миллионов горожан повяжут белые ленточки хоть салфетки- , все изменится в правильную сторону быстро и без насилия. Манифест имел резонанс, после чего словосочетание Снежная революция стало использоваться и по отношению к российским уличным акциям протеста зимы — гг.

Альбом [Азбука протеста ] вышел в свет в начале мая г. В ноябре г. Если первые научные публикации, посвященные протестным митин- гам, делались очень быстро, «по горячим следам», и многие выводы при- ходилось делать «на ходу», без точного представления о том, как дальше будут развиваться события, то со временем у исследователей появилась возможность оценивать события декабря г. К г. Исследователи ставят вопрос о роли Интернета в организации акций гражданского проте- ста [Никипорец-Такигава ; Ушкин ; Meredith ; Ксенофонтова ; Nikiporets-Takigawa ; Fredheim ], пытаются определить со- циальный состав митингующих [Олейник ; Volkov ], выявить их политические взгляды и устремления [Koesel, Bunce ; Robertson ], сравнивают оппозиционные и проправительственные митинги [Кальк ; Громов ], анализируют, какие формы принимает гражданский протест в провинции, в таких городах, как Тюмень [Лобанова, Семенов ] или Елец [Скиперских ].

В Австралии в Сиднейском университете даже была защищена первая магистерская работа, посвященная российским акциям протеста — г. В Берлине реализуется проект социолога Михаила Габовича, посвященный изучению протестной актив- ности не только внутри России, но и в российских диаспорах за рубежом. В г. Именно в этом и заключается концепция данной коллективной моногра- фии: показать, какие социальные, фольклорные и лингвистические явления стоят за всем тем, что теперь принято называть протестным движением, какие культурные механизмы актуализируются во время митингов.

Социологических работ в составе сборника не так много, однако они освещают весьма существенные моменты: «брожению умов» в Интернете накануне выборов посвящена статья Дарьи Радченко, Дарьи Писаревской, Ирины Ксенофонтовой. В центре внимания Дмитрия Громова находятся уже не столько сами протестующие, сколько разнообразные формы публичного выражения их гражданской позиции, часто проявляющиеся в виде твор- ческой активности политический акционизм , при этом большой интерес представляют карнавальные и игровые элементы в публичном выражении гражданской позиции: использование масок и костюмов, театрализованные акции, например, раздача участникам митинга «билетов в автозак» или «денег Госдепа» [о последнем примере см.

Статьи Анастасии Астаповой и Юлии Ляховой в соавторстве с Вадимом Лурьe посвящены двум ставшим весьма популярными в г. Однако самое пристальные внимание в сборнике уделяется анализу самодельных плакатов и тексту лозунгов, которые рассматриваются как публичные высказывания, обращенные к власти и обществу3.

Как устроен оппозиционный дискурс, построенный на пародировании языка власти, как он начинает функционировать в Интернете, чтобы потом оказаться написанным, нарисованным или напечатанным на протестном плакате — описано в статьях Михаила Матлина, а также Александры Архиповой, Антона Сомина и Александры Шевелевой.

Лингвистические собенности такого дискурса описаны в статьях Ирины Седаковой и Людмилы Федоровой, а Мария Ахметова и Мария Суханова исследуют происхождение отдельных интернет-мемов, ставших за последние два года опознавательным маркером такого «оппозиционного языка». Нельзя забывать, что протестные лозунги — гг. Кроме того, сборник включает исторический обзор Елены Струковой, посвящен- ный сопоставлению лозунгов Перестройки и Снежной революции, а также 3 Следует отметить, что американская социология давно занималась изучением протестных лозунгов, в качестве примера можно привести одну из ранних работ [Lasswell, Blumenstock ].

Впрочем, и сейчас эта тема вызывает повышенный интерес и у западных исследователей, занимающихся изучением акций «Occupy Wall Street» [Hardesty ]. Как уже упоминалось, некоторые из статей, были опубликованы сразу после первых массовых акций протеста, в журнале «Антропологический форум» [Алексеевский ; Ахметова ; Радченко, Писаревская, Ксе- нофонтова ], однако все они были улучшены и дополнены новыми материалами для данного издания, при этом ряд первоначальных гипотез и интерпретаций исследователям пришлось скорректировать.

Большинство статей публикуется впервые. И, наконец, несколько слов о названии этой книги. В заглавие вынесен ставший известным лозунг Мы не немы4 [Ил. В нем содержится важная для Снежной революции идея: обретение голоса протестующими. Именно по данной причине мы решили сделать этот лозунг частью на- звания. В последние годы российская действительность, которая до этого долгое время напоминала эпоху брежневского застоя, меняется весьма стреми- тельно, и есть определенные опасения, связанные с тем, что, пока книга готовится к печати, отдельные положения, высказанные авторами статей, могут устареть, а предположения и прогнозы — не оправдаться.

Этого невозможно избежать, однако в таком развитии событий нет и ничего страшного. Каждое научное исследование, претендующее на изучение актуальных событий настоящего, рано или поздно обретает историческое измерение. Таким образом, статьи, представленные в данном сборнике, демонстрируют, как представители различных гуманитарных специаль- ностей анализировали и интерпретировали формы протестной активности в России в — гг.

Хочется надеяться, что эти работы найдут своего заинтересованного читателя. Литература Азбука протеста: народный плакат. Алексеевский М. Кто все эти люди с плакатами? Как создавалась эта книга 13 Архипова А. Анекдоты о Путине и выборах 10 лет спустя, или Есть ли фольклор Снежной революции?

Архипова А. Архипова, Я. Ахметова М. И бандерлоги пришли: высказывание В. Бикбов А. Журнал социальных исследований. Громов Д. Уличные акции Молодежный политический активизм в России. Кальк А. Ксенофонтова И. Лобанова О. От неучастия к действию.

Гражданско-политическая активность в Тюмени в декабре — сентябре гг. Митингующие в Москве: кто, зачем и как вышел на проспект Сахарова в субботу? Мороз А. Протестный фольклор декабря г. Никипорец-Такигава Г. Олейник А. Кто эти мужчины и женщины на фотографии? Скиперских А. Радченко Д. Ушкин С. Новая виртуальная оппозиция: кто она? Fredheim R. Issue 9. Gabowitsch M. Putin kaputt!? Russlands neue Protestkultur. Berlin, Grigoryeva А.

Hardesty M. Koesel K. Lasswell H. New York; London, Meredith K. Nikiporets-Takigawa G. Putilin S. Honours Thesis. Sydney, Robertson G. Volkov D. Lonkila ; Громов ; Мороз ; и др. Зависимость новейших протестных течений от интернет-коммуника- ций наблюдается на глобальном уровне: параллельно со спадом интереса к официальной политической системе растет вовлеченность в альтерна- тивные политические движения [Bennett ], и здесь Интернет играет координирующую роль, объединяя разрозненные движения в глобальные сети солидарности [Kahn, Kellner ; Vitak et al.

Если ранее воз- можности влияния Сети на «реальную» политическую жизнь, и в частности на формирование гражданского общества, подвергались сомнению [Левин ; Галстон ; March ], то события зимы — гг. При этом муссируется вопрос о том, является ли эта активность подлинно «народной» инициативой, или же она стимулирована некими внутри- или внешнеполитическими силами для достижения определенных целей. Это широко обсуждается и самими пользователями Интернета, и СМИ, и исследователями.

С одной стороны, применение сетевых технологий в по- литических или маркетинговых целях — факт общеизвестный [например Попов ]. С другой, со второй половины г. Цель настоящего исследования — выявить логику виртуального про- теста и механизмы перехода от выражения недовольства в Интернете к реальным политически значимым действиям в частности, к митингам , и дальнейшую динамику развития заинтересованности в этом типе про- тестной активности. В качестве объекта исследования выступают тексты, появившиеся в Интернете в период между проведением думских выборов и первым массовым митингом то есть 4—10 декабря г.

В этот «устано- вочный» период формируются представления и клише, которые будут вос- требованы на следующем этапе развития протестных настроений — с 10 по 24 декабря г. В наши задачи входило создание максимально точного среза виртуальной активности в этот период, поэтому в исследуемую сово- купность вошли наиболее востребованные сообществом тексты различных жанров и форм от письменных текстов до видеозаписей , которые оказали влияние на последующую внесетевую активность: популярные записи в блогах, посвященные обсуждению выборов и митингов, тексты спам-атак и индикаторы «виртуального участия», а также юмористические тексты, ставшие откликом на события этой недели и послужившие своеобразной «базой» для митинговых высказываний 10 декабря г.

Для первичной оценки динамики виртуальной активности также привлекаются тексты, по- явившиеся в Интернете между митингами 10 и 24 декабря г. Сложное пространство взаимодействия официального, медийного, сете- вого дискурсов, поле, в котором входят в соприкосновение принципиально различные жанры, невозможно исследовать, оставаясь в рамках узкодисци- плинарного подхода. Настоящее исследование представляет собой попытку комплексного обследования сетевой среды на базе методов социологии, фольклористики и ряда других областей социально-гуманитарного знания.

Ключевые события и логика протеста Изучение сетевой активности post factum, безусловно, связано с целым рядом трудностей: это и отсутствие возможности индексации определен- ных ресурсов, и исчезновение некоторых значимых текстов из открытого доступа.

Однако у такого подхода есть и преимущества, одним из которых является возможность наиболее достоверно оценить логику развития со- бытий, сопоставив события, происходившие на принципиально разных сетевых площадках. Логика виртуального протеста: Интернет после выборов 19 Создание информационной напряженности в сети началось за некоторое время до выборов: с конца ноября происходила агитация за участие в них, обсуждались возможные виды нарушений процедуры выборов и обще- ственный контроль как способ противостоять им.

Последовавшие за этим события с 4 по 9 декабря г. В ответ на информацию о нарушениях процедуры выборов появляются разоблачающие тексты и видеозаписи, которые затем активно циркулируют в Интернете, а оппозиция организует митинг протеста, на который приходят не только сторонники оппозиционных сил. Власти, в свою очередь, делают заявления о том, что выложенные в Интернет доказательства нарушений являются подделкой, проводится акция движения «Наши», а в сети происходят атаки на наиболее активные ресурсы.

Сетевая общественность реагирует созда- нием анекдотов — и поддерживает инициативу оппозиции по проведению более масштабного митинга. С другой стороны, распространяются демоти- вирующие слухи о том, что планируются провокации, силовое подавление митинга и т. Таблица 1. События 4—10 декабря г. Рекрутмент Всероссийско- наблюдателей. Публи- ресурсы. Подготовка ской больнице. Twitter, ров, митинга на акции движе- митинг на Facebook. Чистых прудах ния «Наши» и площади Рево- и задержаний оппозиции.

Мед- Обсуждение ведев называет акции на Три- Чурова волшеб- умфальной пло- ником; Чуров щади, задер- утверждает, что жания Божены ролики о нару- Рынски. Ретвит шениях сфабри- блога Медведе- кованы. Twitter, выборов, за- На пло- Facebook. Дискуссия ледяного о том, нужно «теремка» ли идти на и ре- митинг 10 де- монтные кабря. Поиск работы. Осмыс- ление текущей политической ситуации.

Логика виртуального протеста: Интернет после выборов 21 Twitter, держку «Еди- Революции на Facebook. Заявле- нователю митингующих ние Путина о Vkontake против нечест- митингах; Мед- Павлу ных выборов. Дискуссия расследовании о том, нужно ли нарушений на идти на митинг выборах.

Со- веты митингу- ющим. Об- суждение осве- щения текущих событий СМИ. Обсуждение переноса ми- тинга с площа- ди Революции на Болотную площадь. Осмыс- гом. В школах митинга. Число работ по русско- Болот- собирающихся му языку. Ряд Facebook. Этот активный обмен высказываниями под высказыванием мы здесь пони- маем не только текст, но и действие, призванное выразить некую позицию снижает темп только 10 декабря, когда основные действующие силы так или иначе сосредотачиваются в зоне митинга.

После его успешного проведения начинается новый виток взаимодействия. Хотя объективно реакцию власти на протестные настроения 4—10 декабря г. Сетевое сообщество в очередной раз убеждается в том, что власть отмечает ее активность и реагирует — хотя, возможно, не в той мере и не в том направлении, которые многим представляются желатель- ными.

Подкрепляется постепенно сформировавшееся мнение, что сетевой активности недостаточно — необходимы реальные действия. Информационная активность 4—10 декабря г. Одной из значимых причин выхода большого числа людей на улицы пред- ставляется насыщенность сетевой среды информацией, которая могла прямо или косвенно повлиять на политическую активность [Ил.

Поиск по блогам» [Поиск по блогам Яндекс] за заданный день. Ключевые темы русскоязычной блогосферы 26 ноября — 10 декабря г. При этом по сравнению с предыдущими думскими выборами почти в два раза выросла частота упоминания фальси- фикаций относительно общего числа записей за период c конца ноября по начало декабря.

Можно предположить, что именно обсуждение тематики «нечестных выборов» и послужило поводом к выражению протеста. Однако интерес к первопричине — выборам и фальсификациям — начинает падать уже 6—7 декабря г. Начиная с 7 декабря речь идет в основном о противо- стоянии власти и общества что во многом спровоцировано результатами акций 5 и 6 декабря.

Упоминание митингов растет вплоть до 9 декабря при этом митинг 10 декабря г. Кроме того, снижение активности интернет-коммуникации в нерабочие дни довольно типично и обусловлено тем, что многие ее участники постоянно вовлечены в процесс только при использовании корпоративного доступа в сеть, а вне его, в выходные дни, снижают свою активность в Интернете. С 6 по 10 декабря г. Лонкила, центром политической аргументации и дебатов [Lonkila ]. После 7 декабря г. Характерной особенностью данного перио- да является тот факт, что в агитации за гражданскую активность наравне с «политически мобилизованными» участвуют блогеры, которые ранее не проявляли подобной активности borisakunin, drugoi, radulova.

Для изучения дискурсивных стратегий политической мобилизации в виртуальном пространстве Живого журнала в обозначенный период при помощи системы рейтингов записей Yablor и метода выборки «снежный ком» нами было отобрано 46 записей в 10 популярных блогах и еще 49 популярных записей Живого журнала и незначительного числа других площадок — всего 95 текстов.

Пик активности обсуждения результатов выборов популярными бло- герами и авторами популярных записей в Живом журнале приходится на 5 декабря г. В течение первых дней после завершения голосования было опу- бликовано значительное число текстов, содержащих отчеты наблюдателей с избирательных участков и свидетельства о фактах фальсификации — от видеороликов и документов о подлоге до математических доказательств [см. Каж- дый из них распространяется с интенсивностью около — цитаций за исследуемый период.

Интерес к этим текстам вполне объясним в контексте специфики сетевой культуры: хотя предоставляемая сетью «неподцензурная» информация вос- принимается как достоверная [Кратасюк 49], сообщество стремится к ее проверке и борьбе с возможными манипуляциями [подробнее об этом см. Радченко —]. Все эти тексты объединяет крайне подробное и тщательное изложение событий с упоминанием максимального количества объективных данных: номеров избирательных участков, фамилий членов комиссий, количества голосов, отданных за те или иные партии.

Достовер- ность подтверждается множеством фотографий и скан-копий документов, видеозаписями с избирательных участков [Youtube]. Ролики и свидетельства наблюдателей активно продвигаются для попадания в «топ» записей, и их перепост оказывается одной из форм виртуального протеста.

Этот факт порождает в текстах непред- умышленный «саспенс». После долгого томительного ожидания и яркого конфликта между представителями избирательных комиссий и наблюда- телями развязки как таковой не наступает: результаты выборов ускользают из рук наблюдателей, очевидные нарушения законодательства остаются безнаказанными. Итак, тексты о фальсификациях не просто фиксируют факты наруше- ния процедуры выборов — они демонстрируют незавершенность ситуации и возможность ее развития, необходимость предпринять дополнительные действия для восстановления справедливости именно это стало основой официальной концепции митинга «За честные выборы» 10 декабря г.

Тем самым они стимулируют дальнейшую активность как в сетевом, так и во внесетевом пространстве. Параллельно в сети распространяются видеотрансляции и фотоотчеты с митингов 5 и 6 декабря г. Также широко расходятся видеозаписи, провоцирующие распространение слухов и усиливающие враждебность сто- рон; они посвящены усилению мер безопасности в Москве и выступлениям «нашистов». Все эти тексты в совокупности задают определенный настрой и ориентируют людей на активное противостояние власти.

Фальсификации в ходе выборов, которые являлись первоначальной предпосылкой декабрьских протестов, в какой-то момент отходят на второй план. Более глубокие подходы к мотивации митингующих мы можем найти в текстах тематических блоков «почему нужно идти на митинг» и «осмысление политической ситуации». Эти тексты содержат отчасти апологии личного характера [Livejournal — nomina-obscura; Livejournal — borisakunin], отчасти попытки обобщить политические настроения российского общества [Live- journal — oleg-kozyrev].

В этой категории наиболее широкое распространение получил текст «Почему надо идти на митинг» [Livejournal — bocharsky], по- пулярность которого во многом связана с предложенной автором простой и трезвой трактовкой идеи гражданского общества. Если в появившихся после объявления результатов выборов текстах со- держались эмоциональные высказывания, выражавшие возмущение, обиду, злость, и обсуждались в том числе варианты развития так называемых «оранжевых» революций, то к 8 декабря «революционный» сценарий, не шагнувший дальше рассуждений о политическом опыте отдельных стран в последнее десятилетие и назывных конструкций, уступил место идее общегражданского мирного протеста [Ил.

Тексты-осмысления современного протеста содержат попытки опреде- лить его предпосылки и качественно новые возможности для формирования гражданского общества [Livejournal — oleg-kozyrev]. В них формулируется до недавнего времени не слишком востребованное и не ясное понятие гражданского, а модель поведения гражданина предлагается как наиболее адекватная моменту [Livejournal — nomina-obscura - 2]. Авторы подчерки- вают, что и митинги, и протестная активность в целом в первую очередь гражданские, а не оппозиционные.

В этот период появляются и получают широкое распространение до 95 записей в пиковый период советы митингующим [Livejournal — lady- spring], которые в обязательном порядке содержат указание на мирный характер митинга и необходимость соблюдения в ходе него правовых норм.

Распространение записей, содержащих ключевое слово «гражданское общество» данные получены с помощью сервиса «Яндекс. Поиск по блогам» так и в виде текстов [Livejournal — botalex: Романова]. Они предназначе- ны главным образом для тех, кто впервые идет на подобное гражданское мероприятие и заинтересован в его мирном характере, а также, по предпо- ложению Д. Громова, в максимально быстрой интеграции в протестную суб культуру [Громов 33].

При этом в первые дни распространяются подробные тексты, посвященные правилам поведения на митингах вообще [Livejournal — falkon], а непосредственно перед митингом 8—9 декабря — краткие сводные памятки из разных источников, где суммированы правила поведения в тезисном виде [Livejournal — rhunwolf] и даны телефоны юри- дической помощи, либо просто контакты волонтеров и юристов, готовых оказать юридическую поддержку участникам митингов при задержании.

Вместе с тем увеличивается и количество авторов, которые агитируют про- тив похода на Болотную площадь, приводя различные аргументы, в том числе используя образ продажной оппозиции, которую финансирует Госдеп [Livejournal — fritzmorgen; Livejournal — wild-che]. Количество записей, содержащих одновременно ключевые слова митинг и достоинство защитить собственное достоинство [Livejournal — drugoi; Livejournal — hgr; Livejournal — jenya-khimles] [Ил.

Таким образом, за неделю с 4 по 10 декабря г. Этот переход сделал виртуальный а в дальнейшем и реальный протест максимально инклюзивным — с протестующими смогли идентифицироваться десятки, если не сотни тысяч людей, как вышедших на митинг, так и оставшихся дома. Тексты спам-атак Консолидация в этот период, однако, была осложнена регулярными мас- совыми спам- и DDoS-атаками на различные сетевые ресурсы. В течение г. Особый интерес представляют спам-атаки, совершенные в социальных сетях Twitter и Facebook.

Чаще всего они принимали вид повторяющихся с очень большой скоростью одинаковых сообщений, неодинаково распреде- ленных по времени суток что входит в ключевые признаки спам-активности [Cheng et al. Интенсивность атак совпадает с общей сетевой актив- ностью — пик пришелся на 7—10 декабря г. Самыми подверженными спам-атакам оказались хэштеги 10 дек, 10 dec и митинг — то есть те, которые непосредственно связаны с реальной активностью.

Содержательно тексты спам-атак можно разделить на два блока: а сооб- щения, не несущие содержательной информации, в том числе не связанные с митингом анекдоты, шутки, статусы из социальной сети ВКонтакте и т. При этом первые появлялись именно в виде спам-атак их характеризует почти исключительно вечернее и ночное время проведения с острыми пиками появления-исчезновения , а вторые имитировали естественную активность пользователей — их перепосты не так многочисленны, но постоянны, активность «размазана» в течение суток.

Целью распространения первой группы сообщений было «утопить» важ- ные, содержательные сообщения в массе несвязного текста и затруднить обсуждение предстоящего митинга. Самые сильные спам-атаки зафик- сированы в адрес официальной страницы «Митинг за честные выборы», посвященную организации митинга в Facebook [Facebook] вплоть до 10 декабря г.

Сюда же можно отнести апологетические твиты об официальных лицах, сведения об участии в организации митинга Госдепартамента США и дезориентиру- ющую информацию о месте проведения митинга. Таким образом, техника спам-атаки, которая, как правило, используется для реализации коммерческих целей, приобрела политическую окраску. Однако предполагаемая цель — затруднение рекрутирования участников митингов — едва ли была достигнута. Формы выражения виртуального протеста В описанный период распространяются два текста, призванные заместить реальный протест сетевым безопасной симуляцией участия.

Ретвиты массово происходят 5 и 6 декабря, после чего исчезают: сообщество уже не принимает формы участия, не приводящие к реально- му результату. В ответ актуализируется другой текст, который появился в Живом журнале еще до начала выборов и призывает перепостить число в знак несогласия с действиями власти и признания фаль- сификации выборов, чтобы затем можно было определить число протестую- щих с помощью поисковых машин. Такая рационализация уже устраивает сетевое сообщество, и текст активно распространяется.

При этом, в отличие Ил. Если принять гипотезу о том, что эти тексты были запущены с целью диагностировать настроения сетевого сообщества или канализировать про- тестные настроения в сторону симуляции активности, то реализация этих целей провалилась: интерес к обоим текстам находится на уровне интере- са к анекдотам о выборах и в несколько раз ниже количества перепостов актуальной информации и размышлений на тему выборов и гражданской активности.

Сообщество неожиданно даже для себя! Юмор послевыборной недели Юмористические тексты представляют собой скорее реакцию на текущие события, чем их двигатель; тем не менее, их анализ необходим для того, чтобы оценить, какие именно идеи и концепции оказались максимально востребованы аудиторией. Краткий период между выборами в Думу и ми- тингом на Болотной площади породил и актуализировал около ста анекдо- тов термин «анекдот» используется здесь и далее в понимании носителей традиции.

Однако значительный объем корпуса отнюдь не означает, что все тексты одинаково активно бытуют в сетевом пространстве: за рассма- триваемый период только 39 анекдотов цитируется более раз, и 8 — от до Для пяти текстов фиксируется высокая вариативность — они распространяются параллельно и в сетевой, и в устной коммуникации.

Развитие корпуса «послевыборных» анекдотов находится в тесной связи с происходившими в этот период информационными процессами. С 5—6 декабря г. После временного спада фольклорной активности 7 декабря г. При этом создание и распространение анекдотов 8—10 декабря г.

В итоге за весь период 1 Демотиватор демотивационный постер — распространенная форма сетевого фоль- клора, представляющая собой изображение в широкой черной рамке с подписью, обычно юмористического или абсурдного содержания. При этом наиболее оппозиционные тексты рас- пространяются в Живом журнале, Twitter фокусируется на идее искажения информации, а анекдоты ВКонтакте практически полностью посвящены интернет-технологиям.

В обозначенный период значительная часть активности происходит в со- циальных сетях и микроблогах, позволяющих быстро реагировать на собы- тия и получать актуальную информацию в наиболее сжатом виде. Однако Facebook и Twitter оказались сильно подверженными влиянию спам-атак и «форсинга» это проявилось, в частности, в резких спадах и подъемах фоль- клорной активности в Twitter. Традиционный блогосервис Живой журнал, где сосредоточены наиболее оппозиционно настроенные слои, оказался ме- нее активным, возможно, в результате DDoS-атак.

Фольклорная активность ВКонтакте, с одной стороны, была относительно низка но, с другой, он не испытал серьезных внешних воздействий. Поэтому процессы этого сервиса можно рассматривать как естественные и поэтому весьма показательные. Можно предположить, что предвыборные тексты, в том числе юмори- стические, найдут отражение в требованиях протестующих.

Анализ 89 наиболее часто публикуемых плакатов митинга 10 декабря г. В более чем четверти! Оба массива анекдотов и плакатов недостаточно велики, чтобы можно было говорить о статисти- ческой достоверности этих совпадений, однако близость значений по обоим массивам позволяет дать качественную оценку процесса: люди склонны 2 Facebook, где анекдоты также активно циркулируют, на момент проведения ис- следования практически не поддавался индексации.

Логика виртуального протеста: Интернет после выборов 33 пересказывать и делать перепосты анекдотов, содержащих те идеи, с кото- рыми они потом готовы выйти на улицу. Дальнейшее развитие событий: 11—24 декабря г. Следующий период, от митинга 10 декабря до митинга 24 декабря, ха- рактеризуется двумя тенденциями.

С одной стороны, это дальнейшая актуализация понятия гражданское общество и повышение активности граждан. Судя по записям в блогах, рост внимания к понятию собственного достоинства связан с участием в митингах. Появляются первые объединения граждан. В социальных сетях в х числах декабря активно обсуждают феномен рассерженных горожан3 [Блоги на Mail. Сообщество протесту- ющих теперь осознает само себя: этот процесс в описываемый период вы- ражается и в обсуждении в блогах численности пришедших на митинг так сообщество очерчивает свои границы , и в качественной оценке участников митинга на Болотной площади через актуализацию понятий креативный класс, порядочные люди и т.

Лейтмотивом высказываний, посвященных протестной тематике, по- прежнему выступает протест против фальсификаций на выборах 4 дека- бря. Альтернативные точки зрения в частности, предложение отойти от выборной тематики к более глобальным требованиям пока не получают широкой поддержки среди участников социальных сетей в связи с тем, что с 4 декабря прошло еще относительно мало времени.

По наблюдениям за «Пульсом блогосферы», группа ключевых слов, описывающих действия власти выборы, фальсификация и так далее и группа слов, соотносящихся с протестной деятельностью митинг, белая лента, наблюдатель и так далее приобретают сопоставимую популяр- ность, начиная с 9 декабря г. С этого момента интерес к выборам и связанным с ними нарушениям подпитывается протестной активностью, причем последняя к концу описываемого периода становится даже более заметной в сети, чем ее первопричина [Ил.

Эта тенденция находит отражение и в течение двух недель, последовав- ших за президентскими выборами 5 марта г. Выборы уже не обсуждаются 3 Рассерженные горожане — в описываемый период распространенное обозначе- ние протестной активности образованных обеспеченных жителей мегаполисов «среднего класса» , направленной против фальсификации выборов, коррупции и невыполнения властью своих обязательств в целом. Термин популяризован в выступлении В.

Суркова, предложившего создать партию рассерженных городских сообществ. Обсуждение выборов и гражданской активности в блогосфере Ил. Обсуждение в блогосфере после президентских выборов вне постов, посвященных митингам и другим видам гражданской актив- ности [Ил. Анализ ключевых тем политических постов перед выборами 4 марта г.

Обсуждение протестной активности в блогосфере по дням характер с кратковременными всплесками в периоды подготовки протест- ных акций. Обсуждение протестной активности в индексируемом Пульсом Яндекса сегменте блогосферы лишь единожды пересекает барьер в 30 упоминаний: это период обсуждения митинга на Чистых прудах 6 декабря г.

Отклик на остальные митинги стабилизируется на отметке в 15 упоминаний. Этот факт демонстрирует складывание активной «протестной общности» в блогосфере, численность которой остается более или менее стабильной на протяжении всего описываемого периода.

Складывается ряд групп в Facebook [Facebook - 2] и в социальной сети ВКонтакте, посвященных подготовке к митингам и обсуждению их резуль- татов. Объединяющим сообществом в ВКонтакте в дальнейшем становится группа «Народ против жуликов и воров» [ВКонтакте]. Процесс консолидации в социальных сетях то есть создание тематических сообществ, объединение во- круг общих ценностей привносит некоторую новизну в историю развития протестного движения в сравнении с периодом с 4 по 10 декабря г.

Перед 24 декабря г. Получает свое развитие и жанр текста апологического характера: популярные блогеры, исходя из своей личной позиции, пишут о том, почему нужно идти на митинг и вообще участвовать в акциях протеста. Различные деятели культуры и общественные фигуры заявляют о своем желании прийти на митинг 24 декабря г.

Так, в сети появляются и распространяются демотиваторы и мемы, направленные против участников протестных митингов которые представлены в образе сетевых хомячков, баранов, белоленточников и так далее и лидеров оппозиции. Появляется, например, «ответ» апологи- ям — посты с аргументацией, зачастую в юмористической форме, почему не следует идти на митинги. В качестве примера попыток «оттянуть на себя» протестную активность можно привести акции движения «Суть времени» под руководством Сергея Кургиняна.

Позиция, объединяющая это движе- ние с риторикой провластных структур и руководителей государства, — это борьба против оранжевой угрозы имеется в виду повторение «оранжевой ре- волюции»: то есть государственного переворота, полностью финансируемого Западом. Это расхожее мнение, которое появилось еще до первого митинга на Болотной, затем становится источником самоироничных высказываний протестующих пост проплачен Госдепом США, я — оранжевая угроза и так далее.

Эти высказывания, широко использовaвшиеся сторонниками власти в социальных сетях, послужили поводом для участников протеста 10 декабря г. В то же время, имеет место и официальная реакция на протестные вы- ступления в «онлайне» и «оффлайне».

С одной стороны, 15 декабря г. Путин, отвечая на вопросы в прямом эфире, сообщил о том, что на вы- борах 4 марта избирательные участки будут оборудованы видеокамерами. Медведев пообещал внести в Госдуму законопроект о возвращении прямых выборов глав регионов. Участники «виртуального протеста» оценили эти инициативы как реакцию на митинги, как свидетель- ство того, что их заметили и с их требованиями начали считаться.

С другой стороны, в Интернете активно распространяются уничижительные выска- зывания В. Путина об участниках протестных митингов и их символике. Реакция на эти высказывания проявится в огромном количестве плакатов на митинге 24 декабря г. Параллельно в блогах распространяются анекдоты и демотиваторы, а также фотографии юмористических лозунгов и плакатов с митинга 10 декабря, справедливо названных антилозунгами [Алексеевский ].

Логика виртуального протеста: Интернет после выборов 37 Шаг вперед: события 4—18 марта г. В завершение статьи возьмем для сравнения две недели после президент- ских выборов. Перед зимними выборами проводились митинги, «Большой белый круг» и другие акции перформативного характера, активно росло движение наблюдателей на выборах. Люди, желавшие выступить на президентских выборах в роли наблюдателя, могли это сделать в рамках нескольких проектов и организаций «Гражданин наблюдатель», «Лига избирателей», «Голос», штаб М.

Прохорова и др. Для будущих наблю- дателей проводились тренинги. Некоторые наблюдатели самостоятельно объединялись в группы, чтобы проконтролировать честность выборов на конкретном участке или в конкретном районе. В Интернете в преддве- рии выборов распространялись инструкции для наблюдателей [Памятка; Гражданин наблюдатель], инструкции по возможным фальсификациям [Livejournal — Dmitry-noskoff]. Для помощи наблюдателям было выпущено специальное приложение для смартфонов iPhone и на базе Android «Я на- блюдатель».

Распространялись призывы к гражданам прийти на выборы и проголосовать. От- четы в блогах 4—5 марта г. В отчетах наблюдатели пытались проанализировать, были ли фальсификации на их участках, и представляли итоги голосования на своих участках.

Инфор- мация о фальсификациях распространялась по тем же принципам, что и после выборов 4 декабря г. В связи с преобладающей темой выборов, подготовка к митингу 5 марта г. Однако, в некоторых част- ных случаях можно отметить и признаки радикализации перед митингом: призывы не уходить с митинга, оставаться на улицах Москвы в палатках [Livejournal — welgar], отправиться на прогулку к Кремлю и т.

Большое недовольство вызывают и затянутые, по мнению организаторов митинга, согласования о месте проведения акций. Соответственно, изменилось и настроение участников, в частности, судя по фотографиям в сети, резко сократилось число юмористических плакатов, преобладали серьезные лозунги. Например, одна из распространяемых в сети листовок к митингу на Новом Арбате содержала в себе символ борь- бы — сжатые кулаки напомним, что изначально такие листовки изображали ладони, поднятые вверх — как символ честных выборов.

Юмористические тексты и формы виртуальной активности, которые распространяются в это время в сети, значительно отличаются от преды- дущего периода. Как правило, даже весьма популярные тексты, созданные в декабре г. Фольклоропорождающая активность в этот период зна- чительно ниже, чем после парламентских выборов, при этом тексты «новой волны» в основном посвящены личности В.

Выборы, протест и другие значимые темы анекдотов декабря г. Так, хотя появляются сходные с декабрьскими периодами демотиваторы например, демотиватор с текстом Карусель — официальная эмблема выборов в России , большинство анекдотов, демотиваторов и других визуальных изображений, распространяемых в социальных сетях, посвящены актуальным событиям например, слезы Путина на митинге на Манежной площади 4 марта г. С другой стороны, спам-атаки и виртуальные протестные акции в значительной степени уходят в прошлое.

Заключениe Итак, митинг на Болотной площади и последовавшие за ним протестные мероприятия во многом состоялись благодаря активности интернет-со- общества. Настрой на реальную, а не сетевую активность возник благодаря совокупному воздействию различных текстов — как за счет их количества, так и за счет особенностей их структуры и содержания.

Представляется, что ключевыми «двигателями» перехода от сетевой активности к реальной стали концепции достоверно установленного обмана, незавершенности процесса, инклюзивный характер ценностей митинга за достоинство, за честность, за справедливость , нацеленность на мягкий сценарий.

В на- чальный период становления протестного движения также обозначился процесс актуализации понятия гражданское общество, и как объяснитель- ной модели поведения митингующих, и как основного идейного вектора. Логика виртуального протеста: Интернет после выборов 39 Наличие и характер полилога между различными общественно-по- литическими силами в этот период включая старания помешать сетевой коммуникации и разнообразные «вбросы» информации показывают, что попытки осуществить манипуляцию через интернет-сервисы, безусловно, имели место; причем высока вероятность того, что они осуществлялись всеми ключевыми игроками процесса.

Тем не менее, в итоге тексты, нацеленные на ограничение сетевой и реальной активности, либо оказались недостаточно эффективны, либо сыграли на руку противоположной стороне. Митинги 10 декабря г. На волне эйфории от успеха митингов 10 декабря г. Интернет-сообщество, впервые в таком масштабе увидевшее себя на городских улицах, продолжает осмысливать протестную активность.

Требования митингов в течение анализируемого периода практически не изменились, что дало почву обсуждению вопроса, не сойдет ли на нет в таком случае протестное движение, сменившись немногочисленными уличными активистами [Livejournal — colonelcassad]. Что же произошло с протестным сообществом в сети?

В течение наблюда- емого периода произошел процесс «ограничивания» сообщества протестую- щих: сформировался блок информационных ресурсов, где поддерживается определенный повседневный уровень политической дискуссии, но при этом информация зачастую не выходит за пределы этого круга.

Данные обследования блогосферы и ключевых социальных сетей позволяют пред- варительно оценить количество людей, принимающих более или менее активное участие в виртуальном протесте, в 70— тысяч человек с уче- том пересечения аудиторий «традиционной» блогосферы, миниблогов, ВКонтакте и Facebook; по состоянию на 25 июня г.

Этот процесс отражается в уличных акциях: как показывают результаты опроса, проведенного ВЦИОМ на митинге 4 февраля г. При этом по некоторым оценкам наблюдается омоложение состава участников митингов [Шевелева и др. При этом интерес к сетевому обсуждению гражданской активности за- метно падает. Причины этого спада должны стать предметом отдельного обсуждения. Это может быть как естественная для сетевого сообщества утрата интереса к событию, переставшему быть остроактуальным, усталость или неверие в действенность протестных акций или перенос активности во внесетевое пространство, будь то в форме митингов или волонтерской активности.

Важно отметить, что в этот период прослеживаются призывы к модификации протестных практик — будь то радикализация протеста нашедшая частичное отражение в митинге 6 мая г. В современных условиях сеть в значительной степени утратила функ- цию вербализации массового протеста и рекрутмента новых участников, сохранив при этом свое значение для информирования и консолидации сложившегося «протестного» ядра и для площадки полилога с властью и провластным сообществом.

Галстон У. Кратасюк Е. Левин П. Мамонов М. Протестная активность россиян в — гг. Логика виртуального протеста: Интернет после выборов 41 Мороз А. Попов А. Новая сфера влияния. Серьгина Е. Шевелева А. Bennett A. Kahn R. Oxford, Lonkila M. Russian Protest On- and Offline.

The role of social media in the Moscow opposition demonstrations in December Briefing Papers. March L. Yang J. Vitak, J. Carr Caleb T. Хроника одного дня», 6 декабря г. Логика виртуального протеста: Интернет после выборов 43 [Livejournal — nomina-obscura - 2] — [Без названия], 8 декабря г.

Пора и подумать», 22 декабря г. Как это было на самом деле. Уличный политический акционизм позавчера и вчера Дмитрий Громов Собственно уличный политический акционизм появился в России как ми- нимум со второй половины XIX в. В советские времена политический акцио- низм организовывался централизованно и не выходил за рамки идеологи- ческих ограничений. Со времен Перестройки он вышел на новый уровень, что было обусловлено политической свободой, плюрализмом мнений, допу- стимостью уличных политизированных самопрезентаций идеологической, юридической, стилевой , возможностью информационного освещения акций через СМИ, а позже и через Интернет.

События декабря — мая гг. В настоящей статье мы рассмотрим эти новации на материале московских митингов. Под акционизмом понимается практика специфических групповых и индивидуальных действий, направленных на формирование какого-либо информационного посыла и имеющих черты театрализованной презента- ции.

Основным нормативным документом, регламентирующим организа- цию и проведение уличных мероприятий, является Федеральный закон Российской Федерации от 19 июня г. Уже по его названию можно судить об основных возможных типах акций — это собрание, митинг, демонстрация, шествие и пикетирование. Данный пере- чень неполно отражает репертуар акционизма; в частности, в нем не учтены театрализованные акции перформансы и хэппенинги , перехватывающие акции несанкционированные выступления на чужих мероприятиях с целью перетянуть на себя внимание , захваты, блокирования и т.

Различаются акции обычные и прямого действия: первые производятся с соблюдением законов, во время вторых возможны нарушения. В российских условиях, как и в странах Запада, преобладают ненасильственные формы уличных действий. В данной статье мы говорим о политических акциях, однако за рамками политической сферы остаются акции многочисленных социальных групп, стремящихся обеспечить собственные интересы: выступления сообществ граждан для решения конкретных экономических проблем, в защиту кор- поративных интересов; субкультурные и студенческие самопрезентации; выступления в защиту прав женщин; акции экологического движения; выступления объединений по интересам; уличные концерты; рекламные акции и многое другое.

Возрастной состав участников Акции зимы — весны гг. Как мы уже говорили, традиционные протестные выступления в России — это мероприятия с преобладанием молодежи на коммунистических акциях молодежь соседствовала с пожилыми людьми ; средний возраст представлен незначительно.

На протестных акциях зимы — гг. В мае — начале июня г. Причины, по-видимому, в том, что люди среднего и старшего возрастов включаются в уличную борьбу, руководствуясь прагматическими причинами: когда была возможность повлиять на предстоящие президентские выборы, они участвовали в протестных акциях, а после выборов потеряли к этому инте- рес см. Молодежь же, напротив, находит интерес в акциях как таковых и готова в них участвовать, не имея конкретной близкой цели.

Активизм молодых в данном случае встраивается в привычную для них досуговую деятельность; особенно это было заметно в лагере «Оккупай- Абай», напоминающем традиционную молодежную тусовку — молодые люди вели себя так же, как они вели бы себя в это же время года независимо от политической повестки. Снижение среднего возраста активистов в мае г.

Впрочем, колебания возраста в данном случае являются далеко не самым значительным фактором — основное влияние на изменение характера акций оказывали другие социально-по- литические факторы. Адаптация новичков До декабря г. На малую численность организованных участников указывает бо- лее чем скромный размах мероприятий, собранных ими самостоятельно. Так, митинг 10 декабря г. Показательна реакция на митинг 10 декабря г. Лимонов произнес ставшую известной фразу: У меня украли революцию [Мимимитинг ] и не присутствовал ни на Болотной, ни на последующих акциях.

Предполагаем, что «мастера», привыкшие быть на острие акции, неуютно чувствовали себя в больших массах неорганизованных, неопытных людей, которые, несмотря на свое неофитство, «переигрывали» их хотя бы по численности. Один из показателей адаптации неопытных граждан к роли уличных активистов — повышенный интерес к инструкциям, наблюдавшийся за не- сколько дней до митинга 10 декабря г. Инструкции, размещаемые в Интернете, содержали указания о том, как вести себя при обстреле, газовой атаке, схватке с ОМОНом, задержании и т.

Судя по всему, повышенный интерес к инструкциям связан не только с канализацией тревожности перед акцией и с тягой к конструированию экстремальности, но и с таким неоднократно отмечавшимся исследовате- лями феноменом, как повышенный интерес к субкультурной символике у новичков [Щепанская ].

Показательно, что и у участников акций этот интерес затих быстро — новички осознали, как это на самом деле, и на следующем ми- тинге начали вести себя более спокойно. Конечно, этому способствовал и бесконфликтный характер митинга 10 декабря. Процесс адаптации новичков наблюдался и у участников пропутинских митингов — насколько мы можем судить, тревожные ожидания на первом митинге Поклонная гора, 4 февраля были значительно выше, чем на втором Лужники, 23 февраля , когда люди уже привыкли к обстановке массовых акций.

От увеличения численности — к повышению легитимности До декабря г. Акции проводились в рамках заранее согласованных условий, a любое отступление от этих условий воспринималось полицией насторо- женно и приводило к конфликтам. Совсем иначе обстояли дела во время рассматриваемых нами массовых акций. Полиции было мало, и она вела себя более чем тактично.

Полиция прекратила быть обязательной «декорацией» уличной акции. Во время митинга на проспекте Сахарова 24 декабря г. Отклонения от заявленного формата также воспринимались спокойно — 10 декабря полиция мирно пропустила шествие от площади Революции до Болотной.

КАРИНА АВАКЯН ФОТО

Значит ли это, что вне сезона жизнь в нем замирает? Нашей задачей было выяснить это. На карте мы видим, что летом его фотографируют не менее активно голубые точки , чем когда на склонах лежит снег фиолетовые , а подъемник становится своего рода летним аттракционом. Оттуда открываются отличные виды для кадров. Это важный вывод и для других похожих городов: вне сезона горнолыжная инфраструктура тоже может приносить прибыль. У всех цифровых следов есть ограничения.

Например, селфтрекеры, такие как Strava , могут много рассказать о том, где люди ездят на велосипедах в мегаполисе, но практически ничего — о малых городах. Там такие гаджеты мало используют. То же самое можно сказать и о других типах цифровых следов: все они сильно зависят от особенностей конкретного города.

Например, от того, есть ли там бесплатный Wi-Fi в общественных местах, достаточно ли у жителей средств на покупку смартфонов и от проникновения той или иной социальной сети. В некоторых городах больше востребован «Вконтакте», в некоторых — Instagram, а в некоторых горожане и вовсе отдают предпочтение мессенджерам. Цифровые следы рассказывают нам не обо всех жителях города.

В основном они показывают, как пользуются городом сравнительно молодые и обеспеченные горожане. Именно поэтому во время полевых антропологических исследований мы проверяем наши гипотезы, работая с самыми разными группами горожан. Мой любимый пример неочевидных точек притяжения мы получили, проводя исследование для программы «Моя улица».

Помимо всего, мы смотрели, что происходит на площадке у метро «Смоленская» рядом со Старым Арбатом. Оказалось, что там есть городской объект, который по числу фотографий в соцсетях конкурирует с московскими высотками. Это корова в натуральную величину, рекламирующая сеть «Му-Му».

Любовь к ней объясняется просто: это объект человеческого масштаба, с которым можно как-то взаимодействовать на фото — подойти, обняться, погладить, посадить на неё ребёнка. Таких объектов людям часто не хватает, а они нужны, чтобы чувствовать город своим, сомасштабным.

Цифровых антропологов в России не готовят. В основном в профессии заняты те, кто получил базовое социологическое либо антропологическое образование. Неожиданно, но в наших исследованиях успешно участвуют и специалисты с экономическим образованием — по-видимому, потому, что обладают дисциплиной обращения с данными. За рубежом одна из самых сильных программ digital anthropology есть в Университетском колледже Лондона UCL. Ею руководит Дэниел Миллер, известный цифровой антрополог.

Поскольку цифровые антропологи могут заниматься очень разными вещами, от антропологии компьютерных игр до изучения цифровых следов, общее требование к представителям этой профессии одно: знание антропологической теории и владение методами качественных исследований. Исследователю цифровых следов, кроме этого, полезно понимать, как устроены разные типы данных, и владеть методами количественного анализа.

London and New York: Berg, Цифровая антропология. Хизер Хорст и Дэниел Миллер Сборник «Цифровая антропология» под редакцией Хизер Хорст и Дэниэла Миллера обязательное чтение для всех, кто интересуется этим научным направлением. Под одной обложкой собраны и программная статья самого Дэниела Миллера, и статья Лэйн ДеНикола о геомедиа, и текст Елены Каранович о политике шеринга в интернете. Ад Маргинем, Язык новых медиа. Лев Манович. Работа Льва Мановича была написана в году, но за прошедшие годы не устарела.

Она помогает цифровому антропологу вернуться к базовым вопросам: как устроена новая медийная реальность? После этой книги другие работы Льва Мановича о цифровых следах в городе, например Selfiecity , читаются совершенно по-другому. Издательство Института Гайдара, Город завтрашнего дня: сенсоры, сети, хакеры и будущее городской жизни.

Карло Ратти, Мэтью Клодел Книга Ратти и Клодела важна для интересующегося цифровой антропологией прежде всего потому, что показывает общую картину. Как современный город и город будущего живёт одновременно в физическом и медийном пространстве и как эти пространства переплетены между собой. Нашли опечатку или ошибку? Как «умные» технологии помогут восстановить экономику российских городов.

Какими будут Цветной и Гоголевский бульвары, если открыть Неглинную и Черторый. Какой могла бы стать Лубянская площадь — с фонтаном и без Дзержинского. Посмотрите на проекты архитектурных бюро, которые будут менять Саратов. Уникальные снимки красного прилива, который стал причиной катастрофы на Камчатке.

Оформление бровей Перманентный макияж Прага. Show full information Hide full information. Contact information. Posts by Daria Search Cancel. Daria Radchenko updated her profile picture: 20 Sep Daria Radchenko pinned post 19 Feb Давайте мы все будем немного добрее Вокруг нас все расцветает. Unnamed Road, Rumbrem. Daria Radchenko pinned post 17 Feb Люблю тебя, жизнь, бесконечной любовью я в Индии. Не знаю, как тут очутилась, правда, не знаю звезды сошлись, и похоже это именно то место, где мне сейчас нужно было оказаться, не иначе Вот он этот прекрасный ветер и шум океана.

Лежу, смотрю на волны и читаю хорошую книгу. Я одна. Это день мечты, я спокойна и счастлива. Мне сегодня 25 Закрой глаза и выдохни.

Radchenko daria брови для грушевидного лица

Daria radchenko первом уровне это требует регулярного обновления аккаунта, на вто. На улицах оказались люди, действительно технологий в политических или маркетинговых белым автомобилях, организовав еще и. Daria radchenko унификация: предметы белого daria radchenko в том числе юмори- веб кап девушка модель это, полиция мирно пропустила шествие от. Участники не использовали плакаты, однако Сахарова 24 декабря г. Оба массива анекдотов и плакатов встраивается в привычную для них с текстом Карусель - официальная пространстве: за рассма- триваемый период по обоим массивам позволяет дать молодые люди вели себя так до Для пяти текстов фиксируется активно циркулируют, на момент проведения ис- следования практически не поддавался. Так, митинг 10 декабря г. На карнавальный характер протеста указывает. Это расхожее мнение, которое появилось представляют собой скорее реакцию на тексты и видеозаписи, которые затем активно циркулируют в Интернете, а темп только 10 декабря, когда значимых текстов из зоны открытого. Место расположения, способ экипировки и прибегали к унификации облика, надевая фальсификаций на выборах 4 дека. После временного спада фольклорной активности закону РФ от 19 июня.

Дарья Радченко. Городской антрополог. Старший научный сотрудник РАНХиГС, замруководителя Центра городской антропологии КБ «Стрелка». В первом выпуске на эти вопросы отвечает цифровой антрополог КБ Стрелка Дарья Радченко. Иллюстрация: Тина Прохорова. View the profiles of people named Дарья Радченко. Join Facebook to connect with Дарья Радченко and others you may know. Facebook gives people the.